Бликса Баргельд: немецкий человек, который любит огонь.

yantar
1 августа 2001 г.

Он обожал огонь с самого детства, рядился в ярко оранжевую одежду и поджигал все, что могло гореть. Яркий пламень завораживал его, ребенка холодного берлинского января, горячие искры попадали прямо в душу, но не прожигали дырок с черными угольными краями, а продолжали медленно тлеть, дожидаясь своего часа.
В пятнадцать лет он уходит из дому – не просто скитаться, а чтобы стать мусорщиком. Очень романтично – тощий длинный подросток с торчащими патлами сжигает мерзкие отходы пейзан-обывателей. А в восьмидесятом году, прямо на день дураков, 1 апреля, одна из искр в его сердце вспыхнула, наконец, и Бликса создает группу с почти незапоминающимся для людей, не учивших немецкий, названием Einstuerzende Neubauten – Разваливающиеся Новостройки. В Берлине рушится только что отстроенное здание Германского Конгресс Центра, столбы пыли висят в воздухе. Группа становится частью проекта Die Geniale Dilletanten, а первый альбом, изданный в 1981, тоже пронизан разрушением, начиная с самого названия – Kollaps. Бликса уже в имидже, который будет его вечным спутником долгие годы: затянутый в черную кожу с головы до ног, словно персонаж фантастического фильма, весь в заклепках и железных цепях, вытянут и тощ, словно запущенная в небо стрела, коротко стрижен и с подведенными огромными тоскливыми глазами. Его тексты пока коротки, и чаще это всего несколько строчек, повторяющихся до бесконечности. Особенно пронзительной получилась композиция Sehnsucht. Он готов заразить своей яростной тоской, своим страстным желанием кого угодно, а воздух вокруг электризуется и пышет белыми искорками.
А в 1983 его искры долетели до Ника Кейва, обожгли через телевизионный экран, и не менее безумный наркоман-австралиец уже не может забыть «самого красивого человека в мире, во всем черном…Кожа обтягивала его кости, щеки были покрыты струпьями, словно от неизлечимой болезни, а глаза выпрыгивали из орбит, как у слепого. Но все же глаза уставились на нас с выражением какого-то божественного пришествия». Разве можно такое перенести без душевного потрясения? И Бликса попадает сначала в группу The Birthday Party, а потом абсолютно естественно переходит в The Bad Seeds.
И вот он уже расходует свой голос и умение пищать по-звериному на два фронта, но его не убывает. Огонь в душе уже полыхает вовсю, из его глотки, кажется, вырываются не звуки, но жидкое пламя. Его пластика угловата и скованна, он ходит, напряженно сгорбившись, обхватив себя руками, торчат острые локти. Он обеими руками цепко держит микрофон и вкрадчиво шепчет ему на своем варварско-смачном языке.
Гипнотизирует слушателей раскачивающимися повторами. С хитрющей улыбкой топает ногой о землю шаманским ритмам в такт. Его песни мало похожи на музыку - это неистовое громыхание железяк, в такт тяжелому дыханию огромного костра в груди.
Немецкий саркастичный Гамлет, медленно заражающий своим безумием всех, кто попал под обаяние еврейско-грустных глаз и не сумел бежать.
А потом, в девяностых на свет словно появляется другой человек, в котором не узнать колючего сухого цветка восьмидесятых с движениями раненого зверя. Перед нами предстал вальяжный толстый Бликса с плавными вкрадчивыми жестами, в широкополой шляпе и дорогом костюме. Его тексты уже больше напоминают философские эссе, он читает лекции в университете, «себе на уме» легкая улыбка чеширского кота почти не исчезает с лица. Ждешь подвоха и дожидаешься – словно в композиции ‘Zebulon’: медленное раскачивание мелодии, словно сдерживаемое дыхание, которое в финале вдруг обрушивается бурей звуков, неожиданным ливнем эмоций. В этом вкрадчивом человеке продолжает полыхать вселенский костер.
Он выпускает ‘233° Celsius. Ein Feuerbuch.’, книгу с ярко-оранжевой обложкой, в которой признается в своей страсти к огню. Книга эта словно прошла испытание в мире «451-го градуса по Фаренгейту» - заполнена фотографиями сожженных книг и обрывками якобы недогоревших текстов.
Он записывает свой сольный альбом Comissioned Music, почти полностью состоящий из инструментальных композиций, где жемчужиной оказывается старая как звуковой кинематограф печальная и романтическая ‘Somewhere Over The Rainbow’.
А в 1996 году Бликса пишет свою самую грустную песню «Stella Maris» - опять гипнотическое однообразие мелодии, но кто бы мог подумать, что немецкий язык окажется таким лиричным? Текст – словно кольцо Мебиуса: Du traumst mich ich dich/ Ich traum dich du mich/ Wir traumen uns beide wach (Ты ждешь меня, я - тебя/ я жду тебя, ты – меня/ нам снится, что мы оба проснулись). Метрономом отсчитано время любовникам, чтобы встретится друг с другом, но даже во сне они не могут добраться до условленного места. От осознания невозможности мечты веет ледяным холодом с обеих полюсов планеты, но и этот сквозняк не в силах затушить огня.
На концертах Кейва он удачно замещает Кайли Миноуг во время дуэта ‘Where The Wild Roses Grow’, эффектно целуясь с ним в финале. На своих же шоу Rede/Speech не менее эффектно уже который год рассказывает свой сон – Z.N.S.
В 2000 году Бликса совершил попытку замкнуть круг – это был год двадцатилетия Neubauten, отпразднованный с размахом: 1 апреля в Берлине был дан грандиозный концерт, который длился больше трех часов. Выпущенный в том же году ‘Silence Is Sexy’ – первый альбом, где английского текста кажется больше, чем немецкого. От довольно незамысловатой песни ‘Sabrina’ к звенящему долгому драйву ‘Redukt’ длинное поп-путешествие, в котором Neubauten узнать и не узнать одновременно.
Сейчас ему всего 42, а он уже успел побывать в шкуре музыканта, актера, писателя, лектора, декламатора и даже фотографа. В этом году он женился на двадцатилетней китаянке, поклоннице его творчества. Эта новейшая ипостась, пожалуй, самая неожиданная.

Один комментарий к записи «Бликса Баргельд: немецкий человек, который любит огонь.»

  1. Straight to you » » Концерт Einstürzende Neubauten в Москве:

    […] Бликса сотоварищи привезут альбом Alles wieder offen. И хотя Бликса Баргельд в 2003 году покинул кейвовскую группу The Bad Seeds, его […]

Оставьте отзыв!